Ирина Владимировна Харитонова

Вуз должен способствовать совершенствованию школьного образования!

Интервью с доцентом кафедры педагогики МГУ им.Н.П.Огарева
Ириной Владимировной Харитоновой


Каковы, на ваш взгляд, основные требования к качеству современных педагогов?


Больший упор делается на воспитании, но предметная область также является крайне важной. Поскольку речь идет об интеграции, то современного педагога можно назвать результатом интеграции учителя-предметника и учителя-воспитателя. Однако воспитательный момент на некоторых уроках должен быть преобладающим. При подготовке каждого урока педагогом должны быть раскрыты три цели: обучающая, воспитательная и развивающая. Современный педагог должен попытаться на каждом своем уроке осуществлять не только воспитание, например, трудолюбия и усидчивости, но и, что наиболее важно, воспитание души ребенка.

Соответствует ли этим требованиям уровень педагогов, подготавливаемых университетом? Ведь предметы, касающиеся непосредственно процесса воспитания, например, педагогика, психология, – читаются в очень небольшом объеме.


Это больной вопрос. Наши студенты могут по желанию получать лишь дополнительную педагогическую квалификацию, в то время как студенты специализированных педвузов проходят полноценную программу обучения. Наши студенты, приходя на практику в школу, как правило, отличаются от студентов МГПИ, но учителя отмечают эти отличия как позитивные. Студенты университета очень мобильные. Видимо, кратковременность педагогической практики способствует быстрой реакции на пожелания учителей, мотивирует к использованию большого числа разнообразных методов обучения, проведению внеклассных мероприятий. Кроме того, в любом педвузе на практику выходит целая группа – где всегда есть лидеры и есть менее успевающие. У нас же дополнительную квалификацию желают получить единицы. У меня, например, сейчас всего шесть студентов математического факультета четвертого курса и одна студентка пятого курса проходят практику. Но при этом студенты получаются уникальные. У них, что называется, глаза горят.
Как ни парадоксально это звучит, но в настоящее время в школе не хватает учителей. Старшего поколения почти не осталось, а новые люди, отработав несколько лет и приобретя хотя бы начальный опыт, уходят из школы на более высокооплачиваемую работу. Поэтому вузам необходимо усилить подготовку педагогических кадров для школы. Очень часто мы, вузовские преподаватели, пеняем на качество подготовки студентов, однако в вузы приходят учиться такие абитуриенты, каких подготовили выпускники тех же вузов. Поэтому интеграция школы и вуза, общего и высшего образования, начинается с подготовки качественных педагогов для школы.

Доверили бы вы своего ребенка коллективу выпускников МГУ им. Н.П. Огарева?


Если бы это был коллектив из людей заинтересованных, с горящими глазами, которые готовы работать с детьми, то, безусловно, да.

Является ли прохождение студентами университета педагогической практики элементом профориентационной работы вуза?


В общем – да. Когда наши студенты приходят в школу – дети видят, откуда они пришли, с какого факультета. Специального задания – проводить профориентацию – они не получают, хотя это тоже можно сделать. Но они своим личным примером, разнообразием талантов, безусловно, привлекают внимание школьников к вузу, который способствует становлению человека.
Таким образом, в данном случае осуществляется не предметная профориентация, а специфическая демонстрация особого стиля университетского мышления.

Насколько эффективно прохождение педагогической практики студентами 4-5 курсов МГУ им. Н.П. Огарева?


Если практика проходит с отрывом от обучения, она, безусловно, более эффективна. Однако студенты 4 курса математического факультета и ИФХ не имеют такой возможности. Тем не менее, все зависит от человека. Если он хочет и умеет работать, то он прекрасно успевает реализоваться на всех предоставленных ему поприщах. При этом всегда расходуется личное время. Как правило, студенты не считают это время потерянным, поскольку они не только вкладывают свои ресурсы при прохождении педагогической практики, но и обогащают их. Например, в каждой школе – свои требования к внешнему виду. Студенты учатся ходить в строгих костюмах, и не просто ходить, но и выступать перед аудиторией, обретают уверенность в себе. Расскажу случай из личного опыта. У меня были студенты-географы, которым я читала по педагогике и у которых вела семинары, но не педагогическую практику. Они на семинарах отвечали очень тихо, неуверенно, невнятно. После месяца, проведенного в школе, я перестала их узнавать. Изменилось все – начиная от оценки и стиля одежды до манеры разговаривать! Когда человек имеет возможность обратиться к аудитории, которая его слушает – это многого стоит. Думаю, это – бесценный опыт, который педагогическая практика дает нашим студентам, и который делает ее максимально эффективной.
Нельзя не отметить и интегрирующей функции педагогической практики в предметно-методологической области. Студенты не только приносят вузовские методы обучения в школу, но и знакомятся со спецификой реализации этих методов в школе. Например, они имеют шанс наблюдать демонстрацию модных в настоящее время презентаций, проведение лекций и семинаров на сдвоенных уроках в старших классах, организацию уроков-зачетов.

Какие методы и формы обучения могли бы использовать студенты вузов во время педагогической практики, чтобы способствовать адаптации последних к вузовским методам и формам обучения.


Это, в первую очередь, лекционные и семинарские занятия. Когда методологически подготовленный школьник поступает в вуз, ему значительно проще ориентироваться в работе с лекционным материалом. Весьма способствует адаптации рейтинговая система контроля и компьютерные технологии, используемые в образовательном процессе школы. Внедрение университетских методов контроля, пожалуй, наиболее важно, поскольку основная проблема студентов-первокурсников – недостаточная самоорганизованность при резко сниженной степени систематического контроля за обучением.
Использовать университетские методы обучения и контроля в школе сложно, но можно, и наши студенты успешно справляются с этой задачей.

Можно ли рассматривать школу как базу подготовки к обучению в вузе? Ведь вуз кровно заинтересован в привлечении максимального числа хорошо подготовленных абитуриентов, особенно в условиях демографической ямы.


Полностью школьная программа не может быть переориентирована на подготовку ученика к вузовскому уровню, поскольку существуют стандарты, жестко фиксирующие инвариантные составляющие тех или иных курсов. Однако сейчас в школе вместо факультативов вводятся элективные курсы.
Отличие между факультативом и элективным курсом в том, что последний – это углубленное изучение одного конкретного модуля. В личных беседах учителя признаются, что между строк программ элективных курсов написано: «Готовимся к ЕГЭ!»
Требования ЕГЭ иногда просто шокируют. Например, в рамках ЕГЭ по русскому языку, ученик должен написать, как он оценивает то или иное событие, руководствуясь личным жизненным опытом. Он в 16 лет только пришел с улицы, где играл в футбол. Какой у него может быть жизненный опыт и каков уровень оценки предполагаемых явлений?!
Можно, конечно, понимать школу как ресурс для вуза, но мне не хочется так говорить.
Почему-то раньше не считалось зазорным после школы поступить в техникум и стать хорошим рабочим. Когда я заканчивала школу, у нас из 24 человек в вуз поступили только четверо, но при этом все состоялись как люди.
Существуют специализированные школы, например, лицей при нашем вузе, которые изначально ориентированы на подготовку абитуриентов вуза. И это – хорошо. Но если абсолютно всех школьников нацеливать на поступление в вуз – кто же будет тогда осваивать рабочие специальности?! Не всем доступен уровень вузовского образования и не все хотят учиться в вузе. Поэтому интеграция школы и вуза должна пониматься правильно. Вуз должен способствовать совершенствованию школьного образования, а школа должна готовить не только качественных абитуриентов, но и тех, кто достоин называться человеком.

Подготовила Екатерина Канайкина

Читайте в этом выпуске